новости

Где, чем и как будут воевать в нашем веке. К 80-летию начала Второй мировой войны

U.S./ZUMAPRESS.com

1 сентября 1939 года, 80 лет назад, началась Вторая мировая война. Кавалерия, на которой держались армии еще за двадцать лет до этого, в Первую мировую, теперь перестала играть значительную роль, на передний план вышли разнообразные автоматы, механизмы, машины: Вторая мировая была войной индустриального века. А завершилась сбросом на Японию атомных бомб, фантастических по своей природе и разрушительной силе. Где, чем и как будут воевать в нашем веке? 

«Терроризм может стать еще более смертоносным» 

В отличие от прошлого века, в нашем активными участниками военных конфликтов уже выступают и будут выступать не только национальные государства, но и международные террористические и преступные группировки, типа «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) и «Исламского государства» (запрещена в РФ), частные военные компании и охранные структуры транснациональных корпораций, а также повстанцы, пираты и даже одиночки-фанатики. 

«Сегодня в „Исламском государстве“ формируется новый террористический интернационал XXI века, как когда-то, в 1980-х годах, в горах западного Пакистана формировалась будущая „Аль-Каида“. Даже если удастся лишить „Исламское государство“ контроля над территорией, именно его сторонники, прошедшие реальную боевую подготовку, вернувшись в свои страны, продолжат как вербовку новых сторонников, так и свою борьбу, но уже чисто террористическими методами, — говорится в фундаментальном сборнике „Мир через сто лет“, выпущенном Российским советом по международным делам. — Слабые и несостоявшиеся государства будут идеальными укрытиями для террористов, а их отчаявшиеся граждане — легкой добычей искусных вербовщиков… [Таким образом] в ближайшем столетии терроризм может стать еще более смертоносным, чем когда бы то ни было».  

Страшит и то, что государства утратят монополию на производство и обладание оружием. Уже сегодня стрелковое оружие выпускается не только крупными военно-промышленными концернами, но и «кустарями»: оно изготавливается подпольно, с использованием 3D-принтеров и металлических порошков. До 20% стрелкового оружия производится нелегально, этим промыслом занимаются приблизительно в 25 странах, таких как Колумбия, Пакистан, Филиппины, и этот ряд будет только расти. 

Изготовить высокотехнологичное оружие сегодня может и подростокАГН Москва/Global Look Press

Помимо этого, по мере технологического развития нелегалам станет доступно производство и беспилотников (которые «станут размером с муху, а звеном таких мух будет управлять беспилотник размером с голубя») и, возможно, запрещенное теперь биологическое и бактериологическое оружие, и даже тактическое ядерное. 

Космос как предчувствие войны

Нас ждет множество новшеств — и в сферах, и в средствах ведения войн. Конфликты охватят виртуальное пространство, и если приведут к критическому повреждению глобальных или национальных систем (коммуникационных, энергетических, банковских и так далее). «Сценарий «ослепления» оппонента, отбрасывания его в технологический XX век расценивается как один из наиболее вероятных при будущей войне», — утверждается в докладе Международного дискуссионного клуба «Валдай» «Будущее войны». Такие атаки могут спровоцировать перенос противостояния в реальную плоскость, причем между сторонами, в действительности не наносившими урон друг другу: ведь киберпреступников, действующих по собственной воле и анонимно, не так-то просто обнаружить. В других случаях преступники будут шантажировать государства и корпорации, к примеру, требуя доходов от добычи и реализации природных ресурсов.

Важнейшим компонентом будут информационные войны – идеологические сражения за «умы и сердца» собственного населения, противника и третьих стран, включая как гражданских, так и военных. Задачи на этом фронте в формулировке доклада «Будущее войны» – путем «дезориентации ценностей, повреждения «идеологического каркаса» повлиять на моральный дух, сплоченность, политическую стабильность, уменьшить волю противника к сопротивлению», вплоть до устранения этой способности.

Роботизация приведет к тому, что военные роботы смогут действовать в мировых океанах на глубине до 5 километров. Ну а «решающая роль будет отводиться ракетным высокоточным средствам воздушно-космического нападения, которые способны переходить из атмосферы в космос и обратно», — утверждают авторы сборника «Мир через сто лет». Речь прежде всего о беспилотных высокоскоростных воздушно-космических летательных аппаратах и крылатых ракетах, действующих в диапазоне высот 40–100 км.

Пока орбитальные станции остаются гражданскими объектами. Надолго ли?Roscosmos/via Globallookpress.com

Джордж Фридман, основатель и директор частной американской разведывательно-аналитической организации Stratfor, дает такое описание: находящиеся на геостационарной орбите и маневрирующие в космосе командные центры (Фридман называет их «звездными базовыми станциями») покрывают всю поверхность планеты и ведут разведку за космическими и наземными объектами, управляют орбитальными спутниками и пусковыми установками, нацеливают тысячи беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) и ракет на вражеские спутники навигации и коммуникации, объекты на суше и на море. Выполняя все эти функции, а также обеспечивая самооборону с помощью реактивных снарядов и лазеров, проводя необходимый ремонт оборудования, на этих космических платформах трудятся десятки и даже сотни людей. Фридман допускает и вовсе фантастический на сегодняшний день вариант строительства лунных баз для наблюдения за Землей и ближним космосом и уничтожения спутников противника. 

«Война может быть закончена за час»

Что касается технических новаций на Земле, то значение привычной авиации будет сведено к минимуму, а ставку сделают на те самые БПЛА многоразового использования, вертикального взлета и посадки, способные к полету на предельно малых высотах, в складках местности, с высочайшей маневренностью и к обнаружению таких же низколетящих целей-невидимок. Другое принципиальное новшество — высокоточные ракеты со сверхзвуковой и гиперзвуковой скоростью и глобальной дальностью полета, по эффективности близкое к ядерным, но не наносящее необратимого урона, в первую очередь для экологии. И БПЛА, и ракеты будут поддерживаться средствами снижения акустического и волнового шума. 

Ударно-разведывательные беспилотники, также как высокоточные ракеты, будут использоваться и на флоте — для слежения за объектами противника, надводными и подводными, и их уничтожения. Получат развитие дальнобойные противокорабельные ракеты, а также системы противовоздушной и противоракетной обороны (в том числе на подлодках), системы снижения заметности флотов.  

«К середине XXI века сверхзвуковая ракета, запущенная с Гавайев, через полчаса сможет поразить судно, находящееся у берегов Японии, или танк на полях Маньчжурии… Это будут ракеты, летящие с невероятной скоростью и огромной разрушительной силы… Война может быть закончена за час», — считает Джордж Фридман.  

Stefan Sauer/dpa

По мнению российских визионеров, к тому же периоду революция в военном деле приведет к распространению оружия, основанного на новых физических принципах — кинетического, ультразвукового, геофизического. Мы увидим  высокоэнергетические лазеры, электромагнитные пушки, ментальное оружие и так далее. 

Наконец, о солдатах. В этом веке они будут облачены в бронированные роботизированные костюмы, соединенные с командованием, разведывательными системами и друг с другом множеством технических связей, приводящиеся в движение электричеством (если в XX веке воевали на бензине, то в XXI будут воевать на электричестве, предсказывает Джордж Фридман). Источником питания будут батареи с мощным и долговечным зарядом, поэтому важнейшим ресурсом в войне станет электрическая сеть, связанная с электростанциями (которые, естественно, придется тщательно оборонять). Кроме того, видит Фридман, космические «боевые звезды» будут передавать энергию со своих солнечных батарей в виде микроволнового излучения, которое на Земле преобразуют в электроэнергию. 

К концу столетия, допускает Фридман, «вполне возможно появление роботизированного пехотинца, способного выполнять сравнительно простые задачи, например брать штурмом укрепленные оборонительные сооружения, что поможет избежать человеческих жертв». 

«Есть вероятность крупного теракта с применением атомного устройства»

Безусловно, волнует вопрос об оружии массового поражения. Эксперты не видят перспектив полного ядерного разоружения. Достаточно сказать, что США оставляют за собой право нанесения превентивных ядерных ударов по вражеским органам государственного и военного управления, группировкам войск, объектам противовоздушной обороны, местам производства и хранении оружия массового поражения, например высокозащищенным и заглубленным объектам атомной промышленности.

Угроза ядерного конфликта теперь исходит не только от крупнейших державOmer Messinger/ZUMAPRESS.com

В Российском совете по международным делам не исключают использования в недалеком будущем тактического ядерного оружия, они предостерегают: «Остается угроза применения ядерного оружия в возможном индо-пакистанском столкновении, на Корейском полуострове и на Ближнем Востоке, в разрешении проблемы Тайваня (возвращения которого добивается Китай. — Прим. ред.). Есть вероятность совершения крупного террористического акта с применением атомного взрывного устройства».

«Не исключается и «худший возможный сценарий» для войны будущего — война, которая может начаться на уровне регионального «прокси конфликта» и перерасти в столкновение крупных держав с использованием ядерного оружия, сопряженное с применением новых технологий, милитаризацией космоса, кибер- и биотехнологий, — читаем в докладе «Будущее войны».

Но все не так уж страшно. Террористы не способны на широкомасштабные ядерные атаки, а ответственные государства все-таки понимают, что применение ядерного оружия приведет к «неизбежному полному уничтожению всех участников конфликта и мира в целом», а кому это надо? 

«Что означает конец тотальной войны»

Итак, в нашем веке появятся вооружения, которые, во-первых, обладают высокой точностью, а во-вторых, не требуют непосредственного присутствия людей. (Благодаря этому, а также развитию военной медицины, жертв среди гражданского населения и военных станет гораздо меньше, но это лишь подстегнет авантюризм и агрессивность политиков, полагают эксперты.) Полностью изменится характер войны, унаследованный еще с донаполеоновской эры: чтобы уничтожить какой-то объект, исчезнет необходимость разрушать целый город, армии станут гораздо малочисленнее, но профессиональнее (правда, оккупация территорий по-прежнему будет трудоемкой).

Слово Джорджу Фридману: «При низкой точности [оружия] единственное решение — подвергнуть поле боя массированному удару, массовому обстрелу пулями, артиллерийскими снарядами и бомбами…. В XX веке для ведения военных действий нужны были тысячи снарядов и миллионы ружей. В XXI веке количество необходимых вооружений значительно уменьшится, что означает конец тотальной войны (требующей напряжения всех сил воюющей страны и идущей до опрокидывающего уничтожения не только армии противника, но и инфраструктуры и мирного населения. — Прим. ред.). Ключом к успешному ведению войны станет ударная точность. Иными словами, нужно меньше солдат и меньше работников в оборонной промышленности, но больше ученых и технических специалистов».

Новые системы вооружений по зубам только высокоразвитым, богатым странам. Зато они «снизят потребность в запасах бензина для заправки танков, самолетов и кораблей во времена, когда нехватка углеводородного топлива станет ощущаться все острее», подчеркивает Джордж Фридман. Сэкономив на топливе, а также на материалах, строительстве военной инфраструктуры, амуниции, питании и т. д., страны-технологические лидеры и их альянсы поделят мир XXI века.

«На текущем этапе технологической гонки сформировались несколько лидирующих сил, но пока больших разрывов между ними не наблюдается. Некоторые эксперты, тем не менее, убеждены, что технологические отрывы лидеров будут только расти, что повышает риск нанесения “обезоруживающего, оглушающего удара”», — пишут авторы доклада «Будущее войны». На сегодняшний день мало кто сомневается, что пальма первенства будет по-прежнему принадлежать США: у них с учеными и техническими специалистами все в порядке, как ни у кого.  

По материалам:

— «Мир через сто лет», издательство «Весь мир», 2016 г. 

— Джордж Фридман, «Следующие сто лет. Прогноз событий XXI века», издательство «Эксмо», издательский дом «Коммерсант», 2010 г.

— Максим Сучков, Сим Тэк, «Будущее войны», доклад Международного дискуссионного клуба «Валдай», август 2019 г.

Источник: www.znak.com

Добавить комментарий