новости

Временно поверенный в делах США в РФ Барт Горман — о новом после, снятии санкций и американских СМИ

Барт Горман — временно поверенный в делах США в России. На привычном нам языке он — «исполняющий обязанности» посла Соединенных Штатов, оставшийся за старшего после отставки Джона Хантсмана и до предполагаемого назначения Джона Салливана. В обычное время Барт Горман занимает пост заместителя главы миссии посольства США. На этой неделе г-н Горман приехал в Екатеринбург, где совсем недавно был назначен новый генеральный консул, Эми Сторроу. Znak.com встретился с высокопоставленным дипломатом в Ельцин Центре.

—  Г-н Горман, объясните, пожалуйста, коротко нашим читателям, какой у вас статус и какие обязанности? Верно ли будет сказать, что пока постоянный посол не назначен, вы выполняете обязанности временного посла?

—  Да, в широком смысле слова это так. В настоящее время я являюсь временным поверенным в делах США в РФ и выполняю служебные обязанности посла. Временный поверенный выполняет служебные обязанности посла, когда его  нет на месте, — когда его в силу официальных или неофициальных причин нет в стране или когда у нас вообще нет посла; сейчас у нас посла нет: посол Хантсман уехал две недели назад, и мы ждем нового посла. Таким образом, моя работа состоит в том, чтобы исполнять обязанности посла в связи с его отсутствием.

—  Какова цель вашего визита в Екатеринбург?

—  Цель моего визита в Екатеринбург состоит прежде всего в том, чтобы посетить моих коллег в консульстве. Я бы хотел, чтобы они были уверены в моей поддержке не только как временного поверенного в делах США в РФ, но и как заместителя посла, выполнение обязанностей которого является моей основной работой. Я также хотел приехать, чтобы посмотреть этот замечательный город, — я сюда приезжаю уже седьмой или восьмой раз. Первый раз я приехал сюда в 1999 г., потом несколько раз в 1999 г., 2000 г., 2001 г., потом еще несколько раз в промежутке между 2014 г. и 2016 г., и это мой первый раз с момента [последнего] приезда в Москву. Я в России чуть больше двух месяцев. Поэтому мне хотелось, чтобы сотрудники нашей дипломатической миссии, особенно в консульствах США, знали, что для меня как временного поверенного их вопросы и задачи являются первостепенными. И поэтому через неделю после отъезда посла я отправился во Владивосток, на этой неделе я нахожусь в Екатеринбурге, чтобы подчеркнуть, что дипломатическая миссия — это  не только посольство США в Москве.

— Поговорим о г-не Хантсмане?

—  Конечно. Замечательная личность, замечательный человек и замечательный дипломат.

—  Он был послом почти два года.

—  Два года здесь, два года в Китае и примерно столько же в Сингапуре. Кстати, десять лет назад я с ним около года работал в Китае.  

—  Я с ним один раз встречался здесь, в Екатеринбурге. Он не был похож на обычного дипломата. Может быть, это связано с тем, что он политик, а не профессиональный дипломатический работник. Каковы, с вашей точки зрения, основные результаты его работы в России? 

—  Я согласен с вашей характеристикой посла Хантсмана, да, он нетипичный посол в самом хорошем смысле этого слова. И знаете, эти две недели после его отъезда и дипломатический корпус, и министр иностранных дел Лавров, и сотрудники посольства почувствовали его отсутствие… В его последний день в посольстве его проводили аплодисментами. Его работа производила впечатление. Его очень уважали. Для него как дипломата, работающего в России, приоритетной задачей было не только поддержание диалога с правительством России, но и расширение этого диалога, где только возможно. И он искал любую возможность для этого, не всегда у него получалось ее реализовать, но во многих областях деятельности получалось, особенно в бизнесе, в том, как он способствовал тому, чтобы бизнесмены смотрели на эту страну с точки зрения потенциальных инвестиций. Вы знаете, он в этой области проделал потрясающую работу, как и в области налаживания связей между людьми. Куда бы он ни отправлялся, он говорил о том, как важно, чтобы не только члены правительства, но и ученые, общественные организации, студенты общались друг с другом независимо от того, где они находятся, чтобы они немножко больше узнавали о наших двух странах и о том, почему нам нужно работать вместе.

—  Ожидается, что новым послом Соединенных Штатов в России станет г-н Салливан.

— Да.

— Как бы вы его охарактеризовали? Чего России от него ожидать? 

— Мне выпала удача несколько раз с ним встретиться. Как вы знаете, в настоящее время он является заместителем госсекретаря; его выдвижение, о котором, если я не ошибаюсь, было официально объявлено на прошлой неделе, является свидетельством того огромного значения, которое наше правительство придает отношениям с Россией. Он, безусловно, очень высокопоставленное должностное лицо в Государственном департаменте, в правительстве Соединенных Штатов — впервые послом в России становится заместитель госсекретаря. Обычно происходит наоборот: посол становится заместителем госсекретаря или получает другую высокую должность в Госдепартаменте. Иными словами, ситуация говорит сама за себя.

—  Что можно сказать о стиле его работы? Какой он дипломат?

—  Как я уже сказал, я с ним встречался всего несколько раз, поэтому лично я его не знаю. Мне известно, что у него очень большой опыт работы на государственной службе и в частном секторе, его уважают, коллеги высокого о нем мнения, у него юридическое образование, то есть он разбирается в праве и во всем, что с ним связано. У него есть совсем недавний опыт работы с Россией: уже несколько месяцев он является сопредседателем с американской стороны диалога по контртерроризму, который Соединенные Штаты ведут с Россией, сопредседателем с российской стороны является заместитель министра иностранных дел Олег Сыромолотов. Иными словами, он знаком с этим вопросом и провёл довольно продуктивную работу. Думаю, он доволен прогрессом, и, кроме того, это стало хорошим прологом к тому, что он может ожидать по более широкому кругу вопросов после того, как станет послом в России.

— Если говорить не применительно к конкретным личностям, а в общем: какие основные трудности ждут сегодня нового посла? И как внутренняя ситуация в Соединенных Штатах, например ситуация с импичментом, может повлиять на отношения между нашими странами? Трудно ли сейчас быть послом?

—  Когда становишься послом — а ни в одной стране никогда не бывает легко работать в этой должности, — ты идешь на это добровольно, ты сам вызываешься, потому что тебе хочется этим заниматься, трудности тебя привлекают. Он собирается сюда приехать, потому что верит в то, что можно добиться более стабильных отношений, улучшения отношений, где это возможно, и что можно работать с Россией по целому ряду вопросов, представляющих взаимный интерес. Что касается процедуры импичмента, вы знаете, она в самой начальной стадии, и я не хотел бы много комментировать этот вопрос, это дело другой ветви власти, мне здесь нечего сказать.

—  Хорошо. Одним из основных вопросов в России являются, конечно, американские санкции.

— Да.

— Часть этих санкций связана с ситуацией в Донбассе. И ожидается, что в ближайшем будущем будет достигнут прогресс в этом направлении. С вашей точки зрения, есть ли вероятность отмены санкций в обозримом будущем?

—  Видите ли, и российский народ, и российское правительство знают, что санкции стали результатом действий России, то есть речь идет об определенном поведении и нашей реакции на это поведение. Что же касается возможностей, хотел бы прежде всего отметить, что мы приветствуем недавний обмен заключенными, который был проведён правительствами Украины и России, мы считаем его шагом в правильном направлении, в направлении выстраивания потенциально доверительных отношений и прогресса на пути к достижению потенциального мира между двумя странами. Мы понимаем, что могут быть дополнительные переговоры о новых обменах, детали их мне в настоящее время неизвестны, но я понимаю, что они могут вестись. Как вы знаете, недавно участвующие стороны подписали формулу Штайнмайера, документ, содержащий условия, которые интерпретируются немного по-разному в зависимости оттого, к кому вы обратитесь: к Украине или к России, — но мы приветствуем это достижение как еще один шаг вперед. Есть вероятность проведения саммита, поэтому соглашение должно было быть подписано, но нужен реальный видимый прогресс на линии соприкосновения. Как мне кажется, по условиям документа требуется, чтобы прошло не менее семи дней, в течение которых ни одна из сторон не будет применять существенного насилия. Поэтому мы сохраняем осторожный оптимизм; как я уже сказал, обмен заключенными был положительным сдвигом, мы надеемся, он приведет к уменьшению напряженности, как и подписание формулы Штайнмайера. Что же касается санкций, то пока еще неясно, когда их отменят и отменят ли вообще, но само поведение нужно скорректировать.

— В то время как американские конгрессмены расследуют вмешательство России в выборы в США, российские политики здесь пытаются найти доказательства вмешательства Соединенных Штатов во внутреннюю ситуацию в России. И объектами критики например, Государственной Думы, становятся международные вещательные компании, такие как «Радио Свобода», «Голос Америки», «Настоящее время». Насколько мне известно, они пользуются поддержкой американского правительства и американского бюджета и иногда играют важную роль в политической ситуации в России. Можно это назвать американским вмешательством в российскую политику или американским влиянием на нее? И где граница между влиянием и вмешательством?

— Это философский вопрос, и, честно говоря, я не готов ответить, в чем разница. Но позвольте мне прежде всего заметить, что любые обвинения, состоящие в том, что американское правительство вмешивалось в недавние муниципальные выборы или губернаторские выборы в России, являются абсолютно беспочвенными. Знаете, мы видели эти обвинения в печати, мы понимаем, что комиссии расследует эти безосновательные обвинения, но мы с ними никак не согласны, ни в каком виде или форме. Что же касается вещания в России, то, послушайте, «Голос Америки» уже очень давно существует, гораздо дольше, чем я, — с 1942 г., со времени Второй мировой войны. Он вещает на множество стран по всему миру, по-моему, его аудитория достигает 275 миллионов людей. Что еще осталось? «Радио Свобода», «Свободная Европа» также имеет очень широкий охват. Их функция состоит в том, чтобы давать профессиональную, редакционную, независимую оценку событий, текущих событий, их работа регулируется законом, они должны быть непредвзяты и руководствоваться только фактами. Поэтому в этом смысле нет, они не занимаются никаким вмешательством, о котором вы говорили. 

— Как вы можете описать повседневное, обычное отношение россиян к американцам, к американским дипломатам в том числе? Одна из ваших обязанностей — обеспечивать безопасность американских дипломатов, верно?

— Да.

— Ощущаете ли вы влияние антиамериканской пропаганды в России, может быть, какие-то угрозы или риски для дипломатов или американских граждан в Москве и других регионах России?

— Позвольте вначале ответить на первую часть вашего вопроса. По-моему, вы говорили о простых…

— Да, простая, повседневная жизнь.

— Повседневная жизнь простых американцев. Сюда приезжает очень много людей по обмену, и мы отправляем людей по обмену в Россию, и, по мнению тех людей, с которыми я говорил, — а я сам сюда приехал по учебному обмену, когда мне было 20 лет, — подавляющее большинство считает, что это положительный опыт. Люди многое узнают, когда живут в других странах, — о культуре, людях, их взглядах. И, думаю, это позволяет отбросить безосновательные и ненужные утверждения, которые появляются в СМИ. А ведь на самом деле значение имеют именно такие межличностные связи, и именно они помогут улучшить отношения между нашими правительствами — во всяком случае мы на это надеемся. Что же касается ощущений тех, кто работает в посольстве, вы же знаете, что мы дипломаты, мы понимаем, что работаем в обстановке, когда наши правительства не всегда находят общий язык по некоторым вопросам, мы также вместе работаем над другими вопросами, представляющими для нас общий интерес, будь то Северная Корея, Афганистан или контртеррористический диалог с участием заместителя госсекретаря, о котором я говорил. Есть много того, что мы делаем вместе, поэтому мы на самом деле эффективно работаем, но, с другой стороны, мы видим в СМИ не особо лестные статьи и репортажи, хотя и понимаем, что это часть работы в России. Жаль, что это так. Но мы будем делать все, что в наших силах, чтобы работать с российским правительством по тем вопросам, где мы находим взаимопонимание. И мы рассказываем о тех областях, где взаимопонимания нет, — хорошие, настоящие, американские истории. Это возвращает нас к той теме, про которую я уже говорил: теме обменов — из этой темы у обеих сторон получаются действительно хорошие истории, которые приятно рассказать.

— Давайте вернемся к Екатеринбургу. Несмотря на санкции, Соединенные Штаты остаются важным международным партнером Свердловской области. Планирует ли посольство расширять отношения за счет каких-нибудь новых бизнес-проектов американских предпринимателей? И, может быть, несколько слов о новом Генеральном консуле?

— Прежде всего, давайте я скажу несколько слов о новом Генеральном консуле. Эми великолепно работает, она работает всего несколько недель, но уже была хорошо принята в самых разных местных кругах. У меня была замечательная возможность нанести визит ей и ее подчиненным, как американским, так и российским, и в этом консульстве прекрасное взаимодействие между сотрудниками. Они и правда хотят работать очень, очень продуктивно. Не только раскрывать Америку с положительной стороны, но и налаживать связи с россиянами и больше узнавать об их делах здесь. 

Что касается вопросов торговли и возможностей инвестиций, то нельзя говорить о Екатеринбурге, об этом регионе и не вспомнить о Boeing, о John Deere, как я понимаю, здесь есть и магазин мотоциклов Harley-Davidson. Но это все знаменитые американские бренды, они присутствуют и будут оставаться здесь, из-за той важной роли, которую они играют в наших более широких двусторонних отношениях. Они приносят пользу не только нам, но и вам. Существуют и другие возможности, которые мы изучаем, по расширению инвестиций в Россию. Как вы, наверное, знаете, США является инвестором номер один в России вообще и значительным инвестором в этом регионе в частности. В посольстве у нас есть новый глава Коммерческой службы Министерства торговли США в РФ, и он изучает, как лучше развивать эти возможности, предпринимательские и инвестиционные возможности, ведь 90% российской экономики не попадает под санкции США. 

Например, он использует, в числе прочих, один очень интересный подход: он занимается организацией визитов делегаций на уровне отдельного штата, таким образом, он пытается привезти в Россию, в различные регионы России, делегации из 50 американских штатов, в составе которых и бизнесмены, и государственные служащие, с тем чтобы они определили и оценили реальные возможности инвестирования и предпринимательства на своём уровне. Это своего рода уход от взаимодействия на федеральном уровне, где, как вы раньше говорили, существует напряжение, и переход на уровень межрегиональный, где существует больше возможностей для инвестиций, которые принесут пользу нашим двум странам.

Источник: www.znak.com

Добавить комментарий